Принят закон о компенсации за нарушения условий содержания под стражей

Закрепляется, что решение суда в части удовлетворения требования о присуждении компенсации подлежит немедленному исполнению

В комментарии «АГ» один из экспертов посчитал, что эффективность закона ставит под сомнение тот факт, что в механизме доказывания ненадлежащих условий содержания под стражей ничего не изменилось. Второй указал, что вместо того, чтобы исправить ситуацию с нарушениями в исправительных учреждениях и изоляторах, власти решили выплачивать компенсации.

17 декабря Госдума приняла в третьем чтении закон (законопроект № 711788-7), которым вносятся изменения в Закон о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, а также в УИК и КАС РФ. Документом установлено, что лица, находящиеся в местах содержания под стражей (учреждениях УИС), имеют право на получение компенсации за нарушения условий содержания на основании судебного решения.

Согласно закону присуждение компенсации за нарушение условий содержания в изоляторе или исправительном учреждении не является препятствием для возмещения вреда в соответствии со ст. 1069 и 1070 ГК РФ. При этом присуждение такой компенсации лишает заинтересованное лицо права на компенсацию морального вреда за несоответствующие условия.

Отмечается, что решение суда в части удовлетворения требования о присуждении компенсации за нарушение условий содержания под стражей, в том числе в исправительном учреждении, подлежит немедленному исполнению.

При этом обязанность опровержения доводов заявителя по существу возлагается на российские компетентные органы. Выплата компенсации будет производиться вне зависимости от вины федерального органа исполнительной власти, учреждения и их должностных лиц, на которых в соответствии с законодательством РФ возложены обязанности по обеспечению надлежащих условий содержания под стражей.

В течение 180 дней со дня вступления в силу данного закона лицо, направившее в Европейский Суд по правам человека жалобу на предполагаемое нарушение условий содержания под стражей, в отношении которой не вынесено решение по вопросу приемлемости или по существу дела либо вынесено решение о неприемлемости ввиду неисчерпания национальных средств правовой защиты в связи с вступлением в силу настоящего закона, может обратиться в российский суд с заявлением о присуждении компенсации. В заявлении должны быть указаны дата обращения с жалобой в ЕСПЧ и ее номер.

Комментируя «АГ» принятый закон, юрист Надежда Раднаева указала, что данный документ был принят в результате влияния многолетней практики ЕСПЧ и, очевидно, – для снижения потока жалоб в Европейский Суд. По ее мнению, принципиальным является вопрос о том, как закон будет работать.

«Эффективность закона ставит под сомнение тот факт, что ничего не изменилось в механизме доказывания ненадлежащих условий содержания. Не секрет, что человек, заключенный под стражу, находится в полной зависимости от сотрудников администрации СИЗО или колонии. Рычагов давления на него с целью отказа от иска у них достаточно: дисциплинарное взыскание, угроза непредоставления свидания с родственниками, посылок и пр.», – пояснила Надежда Раднаева.

Эксперт также отметила, что практика российских судов показывает неэффективность такого средства правовой защиты. При этом она подчеркнула, что согласно практике обращений в ЕСПЧ российские органы власти, пытаясь доказать факт надлежащих условий содержания под стражей, используют все доступные им средства, вводя Суд в заблуждение. «Например, нам известен случай, когда сотрудники колоний в рамках коммуникации дела в ЕСПЧ представили фотографии отряда колонии, откуда предварительно вынесли половину двухъярусных кроватей, чтобы доказать соблюдение нормы жилой площади, приходящейся на одного осужденного», – добавила Надежда Раднаева.

«Законодатель говорит, что бремя доказывания будет возлагаться не на лицо, содержащееся под стражей, а на органы государственной власти. Сомнений нет, что сотрудники учреждений будут использовать все свои возможности для доказывания отсутствия факта нарушения. Вопрос в том, что сможет противопоставить им заключенное под стражу лицо? Очевидно, что властям следует сосредоточиться, прежде всего, на решении системной и комплексной проблемы ненадлежащих условий содержания в СИЗО и колониях», – резюмировала она.

Руководитель юридической службы «Апология протеста» Алексей Глухов отметил, что из всех способов по исправлению ситуации власти выбрали «наиболее отвратительный». «Вместо того, чтобы исправить ситуацию в исправительных учреждениях и местах содержания под стражей, власти решили выплачивать компенсации», – пояснил он.

Алексей Глухов считает, что наиболее сложным аспектом является вопрос правоприменения. «Власти настаивают на том, что больше не надо выплачивать крупные компенсации, как устанавливал ЕСПЧ, и приравнивают размер компенсации к своим односторонним декларациям, которых в последнее время было много», – подчеркнул эксперт. Он указал, что государство признавало нарушение прав лиц, находящихся под стражей, и предлагало заключить мировое соглашение с компенсацией в 2000–3000 евро. Эти суммы, по мнению Алексея Глухова, и будут назначаться российскими судами.

«Более того, с точки зрения правоприменения все нерассмотренные на сегодняшний день дела, как и новые обращения в ЕСПЧ, будут возвращаться в Россию для исчерпания национальных средств защиты», – отметил он. В заключение эксперт выразил надежду, что размеры компенсации будут не такими «мизерными», как присуждаемые за длительное неисполнение судебных решений.

Яндекс.Метрика